Цитадель Гипонерос

Пьер Бордаж
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Завершающая часть нашумевшего французского романа в жанре космической оперы, снискавшая премию «Космос 2000″в 1996 г. и получившая оценку Le Figaro как «один из шедевров французской научной фантастики».Звезды гаснут одна за другой. Из своей отдаленной цитадели споры-властители Гипонероса следуют программе стирания вселенной.Последняя надежда человечества — это воители безмолвия. Их должно набраться двенадцать, чтобы проникнуть в индисские анналы. Удастся ли махди Шари, которому помогает Жек Ат-Скин, вовремя свести их вместе? Тиксу Оти исчез. Афикит, Йелль, Сан-Франциско и Феникс криогенизованы и заперты в стеклянных саркофагах. Оники и Тау Фраим прячутся внутри кораллового щита планеты Эфрен. И остается еще трое разбросанных по свету людей, которые даже не подозревают о важности своей роли в решающем столкновении со скаитами.Между тем падший рыцарь-абсурат встречает на Шестом Кольце провидицу, из стовекового изгнания возвращается юная женщина, Барофиля Двадцать пятого, муффия церкви Крейца, посещают странные откровения, а Тиксу Оти после долгих скитаний прибывает на мертвую звезду…

Книга добавлена:
22-01-2024, 12:28
0
23
105
Цитадель Гипонерос

Читать книгу "Цитадель Гипонерос"




Глава 1

Тиксу Оти долго блуждал взглядом по кладбищу кораблей — полузанесенных землей, раскинувшихся без числа и счета. Казалось, они будто нарочно явились на эту пустынную планету, словно гигантские ящерицы с Двусезонья, которые под закат своей жизни уходили в одним лишь им известные места, и там предавались смерти.

С виду судна относились к срединным эпохам — периоду между 4000 и 6000 гг. нафлинской эры. Скорее всего, они использовали технологию скачков Шлаара, чтобы достичь сердца галактики, за тысячи световых лет от тех мест, откуда взлетели. Корабли разнились по форме и размерам, но металлические сплавы, использованные в обшивке их фюзеляжей, были одними и теми же. Их верхние палубы одинаково украшали множество антенн, параболоидов, башенок, лесенок, галерей и всевозможных уступов в духе барокко, от которых веяло срединновековьем.

В небе, затянутом бархатом — черным и непрозрачным, — не сияло ни единой звезды. Рассеянное свечение, в котором проступали покореженные контуры суден, словно исходило от самой земли, странной и ноздреватой.

До Тиксу доносился непрестанный приглушенный гул, напоминавший рокот двигателя или, точнее, бесконечные содрогания гигантских мусородробилок на Оранже. Он понятия не имел, где очутился; не знал, отчего антра перенесла его на эту пустынную планету, где к лютому, невыносимому холоду добавились невнятные светотени. Не считал он и того, на скольких мирах побывал с тех пор, как покинул Мать-Землю — быть может, на пяти сотнях, быть может, больше. Насколько ясно предстала ему в пещере Гимлаев хранительница врат, настолько извилистыми, размытыми оказались пути.

Необходимая для путешествия с антрой энергия начала его оставлять; времени на восстановление после переноса от этого требовалось все больше и больше, и навести внутреннее безмолвие становилось все труднее, как будто его сущность понемногу рассеивалась в эфирных переходах. Временами Тиксу забывал, зачем отправился в путь, и чувствовал себя так, словно утопал в бездне тоски и исступления. Порой же он заливался слезами, вспомнив двух женщин, что были его жизнью, Афикит и Йелль. Иногда ему казалось, что он оставил их только накануне, и все еще дышал запахом и теплом тела Афикит, иногда ему казалось, что они — лишь обрывки давно минувшего существования. Одолевало зловещее предчувствие, что случилась беда, что Анги Сиракузские со своими союзниками воспользовались его отсутствием, чтобы схватить женщин. Тогда у него сводило живот и наваливалась жестокая тошнота, оставляющая вкус желчи в горле.

Ему чудилось, будто он слышит сквозь пространство и время серьезный детский голосок Йелли:

— Вчера вечером блуф сожрал миллионы звезд…

Он спрашивал себя, что за безумие толкнуло его расстаться с женой и дочерью, в которых воплотились сами невинность и красота. В голове оранжанина вихрем кружились образы и ощущения, возродившиеся из прошлого, которое он считал навсегда похороненным, отрывки забытых снов. И впрямь — он ли был тем жалким служащим ГТК с Двусезонья, душной и влажной планеты Окраин? Его ли спасал от гигантских ящериц реки Агрипам могучий Качо Марум, има лесных садумба? Неужели это действительно он пустился вслед за прекрасной высокомерной сиракузянкой, нежданно-негаданно распахнувшей двери его агентства? Неужели это он, при поддержке земляка, Било Майтрелли, вырвал ее из лап работорговцев Красной Точки? Неужели именно его она посвятила в тайну звука жизни, стоя у деремата в доме франсао? Неужели это он забрал ее из монастыря абсуратов на Селп Дик, чтобы отвезти на остров злымонов? Неужели впрямь это он соединился с ней узами брака посреди тропического леса Ноухенланда? И именно его она любила все эти шестнадцать лет на Матери-Земле? Неужели она сделала ему этот бесценный подарок, который звался Йеллью? Как понять, не порождены ли эти воспоминания его воспаленным воображением? Не проснется ли он, дрожа, весь в поту, в доме своего дяди в Фосиле?

Тиксу преследовали города, пейзажи, лица. Он оставил в каждом из пройденных миров частичку себя, словно пыль, которая оседает на мебели, и все же к ней не липнет. Чаще всего он проскальзывал всего лишь анонимной тенью, попрошайкой, выклянчившим немножко еды, чтобы подкрепить силы, но порой случайно возникал посреди площади или улицы, и местное население его принимало за пророка, за бога или за сеньора Ящерицу (то есть, собственно, за себя самого). Тогда ему приходилось выдумывать, как отделаться от своих приверженцев, пригрозив им, если требовалось, громом и молнией, и сбегать в место потише, чтобы отдохнуть, вызвать антру и продолжить свои поиски. Похоже было, что звук жизни постепенно уводит его к центру галактической спирали. Он вновь и вновь материализовывался в колониях-сателлитах империи Ангов, где все меньше и меньше ощущалось присутствие миссионеров Крейца и скаитов Гипонероса, на планетах, не упоминавшихся картографами старой Конфедерации Нафлина, и все же населенных примитивными народами, и, наконец, в совершенно пустынных землеподобных либо газовых мирах.

Тиксу показалось, что гул нарастает. Он поднял голову и, насторожившись, всмотрелся в чернильную тьму неба, словно ожидал там увидеть раскрытую пасть огромного дракона.

— Шум блуфа, зла, которое пожирает, — констатировала бы Йелль.

В отличие от него, ей не потребовалось преодолевать тысяч световых лет, чтобы ощутить ледяное дыхание невидимого монстра, что пожирал звезды. Тиксу не улавливал ни света, ни движения, ни признаков жизни на фоне тьмы. Скользнула мимолетная мысль — вот он, край пустоты. Двигаться получалось с чрезвычайным трудом: ему приходилось изо всех сил бороться с притяжением, а неустойчивый грунт под его ногами проваливался. Легкие словно стиснуло челюстями мощных тисков, кожа съеживалась, как лист бумаги, чернеющий в пламени. В этом спертом воздухе, перенасыщенном углекислым газом, оставались лишь крохи кислорода, и хоть его дыхательная система и мобилизовалась, чтобы извлечь драгоценные молекулы, мозг начала заволакивать сгущающаяся дымка. Оранжанин понял, что антра шаг за шагом подстраивала его физиологию, разбив путь на множество этапов. Если бы он материализовался в этом месте, едва покинув Мать-Землю, то не прожил бы и нескольких секунд. Звук жизни учел, что потребности его тела возрастут, и методично готовил его к встрече с экстремальными условиями. Постепенно падающее содержание кислорода натренировало его легкие расширяться — вот правдоподобное объяснение тупой боли, что нарастала за грудиной, — усилило его бронхи и научило оптимально использовать кровообращение.

Тиксу завидел дрожащие вдалеке неверные отблески, скользящие по обрушившимся или вспоротым бортам кораблей. Быть может, в этом безлюдном мире имелась какая-то форма жизни? Он призвал последние резервы воли и направился к источнику свечения. Тиксу продвигался крайне медленно, каждый шаг стоил ему неимоверных затрат энергии. Редкие лучи то и дело пропадали за тушами выброшенных на берег гигантов, лежащих в сотнях метров друг от друга, и тогда он спрашивал себя, а не почудились ли они ему, не разыгрывает ли его оптическая иллюзия. Несмотря на холод, он сильно вспотел под штанами и льняной туникой. Над окрестностями висел резкий запах кислоты и разрушающегося металла.

Тиксу не находил внятного объяснения массовому, если можно так сказать, выбросу на отмель этих сотен кораблей. Все выглядело так, будто их отклонил с исходной траектории и затянул сюда гигантский магнит. Некоторых из них носили гербы, названия или надписи, начертанные межпланетным нафлем на выпуклых корпусах. Тиксу кое-где узнавал цвета и символы планет или крупных скоплений бывшей Конфедерации Нафлина: Маркинат, Иссигор, Сбарао, Урсс, Неороп, Сиракуза… Чуть царапнула ностальгия при виде лежащего на боку небольшого аппарата, на пилотской кабине которого красовалась старинная эмблема Оранжа — круг шафранового цвета, перечеркнутый девятью белыми линиями по счету девяти основных континентов.

Измучившись, он на несколько секунд остановился, чтобы отдышаться, вытер лоб тыльной стороной рукава и снова попытался отыскать источник света.

Это у него получилось без труда: свет блестел в нескольких метрах от него. Он шел от фонаря, которым помахивала некая тень. Сперва Тиксу подумал, что имеет дело с неизвестным существом или животным, но затем понял, что то был человек или что-то в этом роде: по сравнению с плечами и необычайно широкой грудной клеткой голова казалась чрезмерно уменьшенной, бедра отведены назад, а рука, в которой не было фонаря, почти касалась земли. Судя по обезьяньей походке фигуры, ей одинаково часто доводилось брести что на двух ногах, что на четвереньках. На гуманоиде не было никакой одежды, но большую часть его тела покрывали пышные волосы — за исключением поразительно умного лица, рук, ступней и мошонки. Он сделал несколько шагов вперед и с воодушевлением оглядел Тиксу; в ясных глазах плясали яркие огоньки.

Губы человека приоткрылись, приоткрыв расшатанные и редкие желтые зубы.

— Вот уже тридцать с лишним стандартных лет, как мне не встречалось представителей рода людского! — неуверенно сообщил он. — С тех пор как этот идиот Наум Арратан надумал меня оставить одного…

Он говорил на идеальном нафле с легким певучим акцентом. Двое людей долго, не произнося ни слова, смотрели друг на друга, словно каждому из них требовалось свыкнуться с присутствием здесь другого. Заброшенные корабли вокруг, слегка фосфоресцирующая земля и черное как смоль небо сливались в фантасмагорическом окружении, от которого Тиксу все сильнее чудилось, что он продолжает грезить.

— Вас прислал за мной Институт? — осведомился человек. — Вы не подумали захватить с собой деремат? Мой корабль непригоден…

— Я всего лишь путешественник, — ответил оранжанин. — Мне неизвестно, о каком вы институте говорите.

По лицу человека скользнула тенью печаль.

— Они обо мне окончательно забыли, — прошептал он. — А ведь так заверяли меня, что во всем будут поддерживать, когда мы с Наумом Арратаном покидали Неороп. Слова что ветер… Они бросят меня умирать на Арратане, вдали от… — Он сделал паузу и вопросительно взглянул на своего собеседника. — Где ваши запасные баллоны с кислородом?

— У меня их нет, — ответил Тиксу, пожимая плечами.

— Быть такого не может! У меня ушло больше пятидесяти стандартных лет, чтобы начать адаптироваться, мутировать. Мы с Наумом планировали запас кислорода на пять лет — столько мы рассчитывали пробыть в центре галактики. Затем, когда обнаружили, что нашего корабля не отремонтировать, мы уменьшили потребление и построили генератор. Кончилось тем, что мы опустошили баллоны, и нам пришлось просто дышать воздухом, вырабатываемым нашей маленькой самоделкой. Наум не сумел адаптироваться и умер в жестоких мучениях. Я выжил и постепенно изменился: моя грудная клетка выросла, чтобы увеличились мои легкие, кожа обросла волосами, чтобы бороться с вечным холодом, и, несмотря на старания нашего корректора гравитации, притяжение заставило меня ползать на четвереньках. Должен признать, ваша спонтанная адаптация ставит любопытную проблему перед ученым, которым я заставляю себя оставаться…


Скачать книгу "Цитадель Гипонерос" - Пьер Бордаж бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
24книги » Фантастика » Цитадель Гипонерос
Внимание