Гладкий Флэт: Исповедь разрушителя

Филип Гэр
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Пятая книга в серии «Перечеркнутый мир». Эйоланд — огромный древний мегаполис на остатках разрушенного войной мира. Помойка цивилизаций, в изнанке которой пересекаются пространства и времена. В городе вспыхивает борьба за власть, в которой сходятся друг с другом армия, гражданский Совет и полиция. Снаружи его стены готовы штурмовать хорошо вооруженные банды пустошей. В разгар противостояния, Тоя Багенге, начальник полиции Эйоланда, вынуждена отправиться в одну из многочисленных изнанок города, чтобы поставить точку в истории с Гладким Флэтом. Тем, кто создал их расу. События пятой книги тесно связаны с событиями предыдущих, поэтому лучше читать их по порядку. Обложка книги создана при помощи нейросети Нейроплод.

Книга добавлена:
19-01-2024, 08:28
0
25
18
Гладкий Флэт: Исповедь разрушителя
Содержание

Читать книгу "Гладкий Флэт: Исповедь разрушителя"




Филип Гэр
Гладкий Флэт: Исповедь разрушителя

Вечер дышал прохладой — влажной, густой и терпкой. Потоки воздуха между шпилей и крыш вихрились, срывались, восходили, замедлялись, ускорялись и переплетались между собой, формируя причудливые нити, невидимые никому из жителей Эйоланда.

Никому, кроме Лилы Изуба.

Сквозь распахнутое окно вечер манил Лилу к себе, в свое уютное и родное нутро.

Книги больше не интересовали ее. И никто к ней больше не заходил из коллег. А она, в свою очередь, не хотела больше идти домой, в свою тесную и холодную комнату.

Ей и раньше не хотелось уходить из книжных залов. Но сейчас ей не хотелось уходить из башни библиотеки. Она просто не могла заставить себя покинуть ее.

Вечер манил нестерпимо, выворачивая наизнанку ее душу. С каждой минутой, проведенной у окна, сдерживаться становилось все невыносимее.

Она больше не носила одежду. Просто не могла себя заставить ее надеть.

Она больше не читала свои книги. Просто не видела смысла их открывать.

Какая-то странная часть знаний, как знаний в буквальном смысле этого слова, так и знание сути вещей, появилось в ней само. Проросло, как дерево сквозь асфальт, и поселилось внутри, навсегда. Все, что раньше она считала важным, перестало иметь смысл. И многое, о чем она раньше не подозревала, стало для нее абсолютным.

Несколько коллег, что зашли к ней утром, получили совершенно точные ответы на свои вопросы. Произнесенные совершенно равнодушным тоном, без капли интереса с ее стороны — хотя и касались истории города.

Их поразила перемена в ней и в ее кабинете.

Прежняя Лила, маленькая, аккуратная, наивная рысь, всегда поддерживающая идеальный структурированный порядок вокруг себя — исчезла.

Сейчас она предстала перед ними без одежды. Ее шкура отливала мертвым матовым блеском. Когти на руках и ногах были столь внушительных размеров, что оказались не в состоянии полностью втянуться. При мысли, каковы они в выпущенном виде, пробирал ужас.

На пятнистой спине вздулись костистые рубцы, почти гребни. Тонкие, но хорошо видимые сквозь шерсть белые шрамы тянулись от подмышек до самых подушек всех лап. Ноги стали плотнее, на них четко прорисовались мощные мышцы. Лицо, и прежде с тонкими чертами, стало еще тоньше. Руки и тело приобрели еще большую изящность, одновременно перевитые тонкими жилами.

Она стала неестественно красива. Настолько, что балансировала на грани красоты уродливой. Она одновременно притягивала взгляды и заставляла опускать их вниз — лишь бы не видеть этой неестественности, не пустить ее в собственное сознание и не проникнуться ею, оставшись затем без сна.

Прежде аккуратно расставленные по полкам, теперь ее книги были свалены в углу грудой, в которой четко угадывалось гнездо. Через подоконник распахнутого окна к рабочему столу тянулся след засохшей крови. Под столом лежали чисто обглоданные кости.

Поэтому, получив ответы и возможность выйти из ее кабинета, коллеги более не приходили. Спустя час после начала рабочего дня слухи пронизали башню библиотеки насквозь, от подвалов до крыш, и желающих побеспокоить ее не нашлось.

Тогда ей стало скучно. И она, пересилив свое нежелание покидать башню, сама пошла по ее коридорам, по ее кабинетам и по ее залам. Голая рысь, четырнадцати лет, с матовой мертвой шкурой в почерневших пятнах. Прежде блеклые, как у большинства кошачьих жителей Эйоланда, теперь в них появились угольные тона.

Ее когти оставляли борозды и царапины даже на камне, если вдруг ей хотелось провести по ним. А если вдруг кто-то из сотрудников не находил ответа на ее вопрос, то видя голодный блеск в ее глазах, он находил его тотчас же.

На самом деле ей не хотелось есть. Ей просто поначалу нравилось их пугать. А затем она поняла, что для страха ей совсем необязательно пугать их взглядом. Их пугал ее вид сам по себе. Впрочем, не до колик, нет. Эйоланд совсем не то место, где жители пугливы.

Она так же скоро убедилась, что обитатели башни быстро к ней привыкнут и смирятся. И что в своем новом образе она им нравится даже более чем в прежнем.

Это расстроило ее. Она поняла, что ей придется и дальше выполнять обязанности Хранителя библиотеки. И что завтра коллеги станут заходить к ней так же, как и раньше. Просто с более серьезными вопросами и с другими чувствами.

А теперь ее вновь манил к себе вечер. Потоками воздуха, запахами, ощущениями, предчувствием, предвкушением, каким-то неестественным голодом и чем-то еще, чего она пока не могла описать — потому, как раньше таких чувств не имела. Ведь ей было всего четырнадцать лет, и она еще слишком мало видела в своей жизни.

Какого черта? — подумалось ей. Ведь изменить ЭТО она уже не сможет.

Она расправила крылья, огромные, кожистые, стреловидные, переплетенные дугами гибких костей, с утолщением суставов и рисунком вен. Рубцы на спине исчезли, и на фоне своих крыльев она казалась теперь совсем маленькой.

С трудом протиснувшись сквозь окно, гигантской птицей она упала в прохладу, пикируя вниз, и где лишь у самой брусчатки распахнула крылья.

Поток воздуха с шумом наполнил их, и превратился в свист, когда она, набрав скорость, выправила свой полет. Свист воздуха заставил сотрудников Абрафо внутри квартала разбежаться к стенам и задрать головы вверх.

Она пронеслась над улицей, и поднялась выше, над крышами и шпилями домов. Затем, тяжело взмахивая крыльями, начала кругами набирать высоту.

Она поднималась все выше и выше, набирая километр за километром, пока город не превратился в крохотное освещенное кольцо где-то внизу, в пятнышко на черной равнине, которую пересекала еще более черная нить реки — великий Арсин, несущий свои воды к далекому-далекому черному океану.

Интересно, подумала она, смогу ли я когда-нибудь долететь до этого океана?

Она расправила руки и ноги, между которыми вытянулась плотная кожистая перепонка. Ее крылья сложились обратно в гребни на спине. Прижав к голове уши, прикрыв глаза почти полностью, длинной спиралью, набирая скорость, она помчалась к городу вниз, наслаждаясь набегающим потоком.

Заметив штурмовое звено Ти-Лэев, патрулирующих город сверху, она наклонилась в их сторону, увеличивая скорость еще больше.

Но застать их врасплох ей не удалось.

Штурмовики тотчас засекли приближающийся объект, растянулись, и повернулись в ее сторону, хищно ощетинившись безднами оружейных стволов.

Она успела испугаться, что ее сейчас собьют. Но все три Ти-Лэя еще больше отдалились друг от друга, пропуская ее сквозь строй вниз, к земле.

Краем разума она ощутила их интерес. Не удивление, а именно интерес. Тотчас переросший в игривость.

Ти-Лэи были живыми, несмотря на механические тела. Она никогда не задумывалась об этом раньше, но ясно осознала сейчас. Они обладали душой, и именно этот отблеск души сейчас почувствовала Лила, пикируя сквозь их звено.

Она успела ощутить их жизнь — стаю братьев-гепардов, облаченных в композитные оболочки, приспособленных к полету вообще и скорости в частности. И перенесшие жажду скорости из живых тел своих предков в кажущийся мертвым кокпит кабины, напичканный электроникой вокруг плавающего в капсуле мозга.

Один из Ти-Лэев вдруг отделился от строя и бросился за ней. Она вновь успела испугаться, когда он легко догнал ее и пристроился позади вплотную, едва не касаясь гладким металлическим корпусом ее пяток, повторяя за ней все её движения, словно тень.

Тогда ей стало весело и тоже игриво.

Она увеличила угол атаки и понеслась к земле вертикально, вращаясь в продольной оси, чувствуя, как штурмовик делает то же самое, наслаждаясь скоростью вместе с ней, сплетая эмоции своего механического тела с ее собственными, скручиваясь с ними плотнее, чем самый искусный любовник.

В километре от площадей и улиц города, теперь таких близких, она с трудом остановила вращение, и понеслась к самой широкой улице, готовясь выпустить крылья.

Ти-Лэй не отставал ни на сантиметр. Поток воздуха пел на его корпусе, обтекая ракеты и жерла пулеметных стволов.

Ладно! — подумала она. И резко выпустила крылья, сразу складывая их в длинные стрелы вдоль тела, одновременно убирая перепонку. И тотчас, заложив крутой вираж, вписалась в узкий переулок, недостаточно просторный для крыльев Ти-Лэя.

Штурмовик играючи вошел в поворот вслед за ней, развернув корпус. Одно его крыло смотрело вверх, другое вниз. По сторонам от его брюха и его спины мелькали окна и ограды балконов, когда они пронеслись мимо по переулку меж старых домов, осыпающихся от старости кирпичной крошкой.

Переулок оказался слишком узким. Чтобы не упасть, она, не снижая скорости, свернула на более широкую улицу. Крылья легко коснулись старых каменных стен города, словно поглаживая их, но на самом деле пытаясь удержаться и не размазаться кровавой полосой ошметков по мостовой.

Улица оказалась пустой, и Лила неслась в сантиметрах от брусчатки, под арками и нависающими мостами, под балконами и карнизами, рискуя врезаться в кого-нибудь из тери, в машину или в невесть откуда взявшуюся на пути клумбу.

Ей понравился риск, пусть и столь безрассудный. Она поднялась выше, но взвинтила темп, и заметалась по переулкам, на бешеной скорости проходя повороты, то и дело касаясь крыльями стен. Штурмовик держался за ней как приклеенный, повторяя все ее движения, и лишь единожды изменив свою траекторию, чтобы избежать арки, в которую он не смог бы пройти по габаритам, и которую Лила проскочила, словно иголочное ушко.

Адреналин лился через край. Вокруг разбегались и кричали тери. Окна лопались от сопровождающего их с Ти-Лэем потока воздуха. Осколки рассыпались по мостовой, увлеченные вихрем. Яркий свет взошедшей луны, испещренной кратерами древних сражений, сверкал на ракетных подвесках штурмовика, когда он вписывался в повороты узких улиц Эйоланда.

Наконец, Лила устала. Она поднялась над городом, ловя восходящие потоки и паря в них. Ти-Лэй, почувствовав ее усталость, поднырнул под нее и сбросил скорость почти до ноля.

Устроившись на его корпусе, она изогнулась и легла на спину, раскинувшись по его крыльям, вглядываясь в полное звезд небо, унимая трепещущее сердце.

Штурмовик оказался теплым, пусть и немного неудобным. Его тело подрагивало — то ли от адреналина, то ли от работы силовой установки Крейга. То ли от того и другого вместе.

Хищными тенями рядом материализовались два его собрата. Она почувствовала радиообмен между ними, даже скорее телепатическую связь, но смысл разговора ускользнул от нее, несмотря на обостренные чувства.

Надо обзавестись коммуникатором, подумала она. И обязательно шлемом. Не хватает еще разбиться из-за того, что на скорости в четыреста километров в час какому-нибудь жуку угораздит попасть ей в глаз.

Почувствовав голод, она погладила тело штурмовика и скользнула с него, расправив крылья над городом.

— Спасибо! — крикнула она им, почувствовав исходящее от них прощание и надежду увидеться вновь, поиграть еще в ночном свежем воздухе над городом.


Скачать книгу "Гладкий Флэт: Исповедь разрушителя" - Филип Гэр бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
24книги » Боевая фантастика » Гладкий Флэт: Исповедь разрушителя
Внимание