Ваш скандальный нрав

Лоретта Чейз
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Джеймс Кордер – настоящий «шпион-джентльмен», лучший из лучших в своем деле. Нет такой трудной и опасной миссии, которую этот отчаянный человек не смог бы выполнить ради своей страны и своего короля. Но на сей раз катастрофа угрожает самому Джеймсу – если он не заполучит компрометирующие письма, спрятанные у скандально знаменитой красавицы Франчески Боннард… За ценные бумаги Кордер готов заплатить любую цену. Однако, пытаясь выяснить, где Франческа хранит письма, он с каждым днем все сильнее влюбляется в эту обворожительную и опасную женщину…

Книга добавлена:
21-01-2024, 04:28
0
57
54
Ваш скандальный нрав

Читать книгу "Ваш скандальный нрав"




Пролог

Мне нужен герой… Лорд Байрон, «Дон Жуан», песнь первая

Рим

Июль 1820 года

Она поднималась по лестнице в свою спальню, разбрасывая на ходу предметы одежды.

Марта Фейзи двигалась очень быстро. Пристально глядя на Джеймса, она поднималась вверх, ни разу не споткнувшись, не пропустив ни единой ступени. Когда она со смехом сорвала с себя маску и вуаль, на ее смуглом лице мелькнула белозубая улыбка. Потом настала очередь плаща и полупрозрачной изысканной сорочки из тонкой ткани, державшейся лишь на нескольких лентах и завязках.

Изумруды – тяжелое ожерелье с крупной подвеской, которая покачивалась между ее грудей, подходящие к нему серьги и браслет – Марта оставила на себе.

Джеймс замедлил шаг, чтобы расстегнуть жилет. Сбросив его с одного плеча, он снова стал подниматься вверх следом за ней с выражением того же сдержанного любопытства, которое он придал своему лицу для того, чтобы проглотить наживку.

Привыкшая получать все, что хочет, Марта не смогла противостоять вызову, и Джеймсу не пришлось прикладывать слишком больших усилий, чтобы стать для нее желанным. Будь у него выбор, он не прикоснулся бы к ней и лодочным шестом. Ну а поскольку выбора не было, Джеймс просто решил не скрывать своей неохоты. Как он и ожидал, это лишь подхлестнуло Марту, задев ее самолюбие.

Конечно, следует признать: она весьма привлекательна. Джеймс слышал, что лорд Байрон даже написал о ней стихотворение, правда, не для публикации. Марта принадлежала к тому типу женщин, которыми он восхищался. Смуглая, страстная – поэт назвал бы ее «великолепным животным».

А вот самому Джеймсу такие женщины не слишком нравились. Ему был уже тридцать один год, и Марта была далеко не первой страстной, жадной и опытной любовницей в череде его заграничных любовных похождений. Однако если ему доведется пережить эту историю, то она станет последним его приключением. Ну и само собой, если он не переживет ее, что весьма вероятно, то исход будет тем же самым.

«Как бы ни повернулось дело, я окажусь в выигрыше», – подумал Джеймс.

Из всех городов мира она должна была приехать именно в этот.

Страшно неудобно!

Не говоря уже о том, что здесь очень сыро.

Гондола Джеймса отправилась в путь с материка под дождем и плыла по Большому каналу под таким яростным ливнем, что пришлось закрыть окна пассажирской каюты. А сквозь рейки жалюзи были различимы лишь силуэты домов да каменные набережные. До него не доносилось ни звука – лишь дробь дождя по каюте и палубе гондолы.

Можно подумать, что это и есть тот потусторонний мир, в существование которого верили его римские предки. Словно он плывет по Стиксу среди теней умерших.

Этот полет воображения долетел до земли или, скорее, воды, когда Джеймс услышал эхо ударов весел о воду под мостом. Через мгновение гондольер объявил:

– Мост Риальто.

Гондольера звали Дзеджо. На первый взгляд венецианец казался слишком юным для того, чтобы везти кого-то куда-то, слишком красивым, чтобы заниматься физическим трудом, и слишком невинным, чтобы его воспринимали всерьез. Вероятно, именно из-за внешности знакомые Джеймса и считали Дзеджо наиболее удобным проводником по Венеции. Потому что на самом деле ему было тридцать два года, он был далеко не невинен, и к тому же они уже нанимали его ранее.

Дзеджо был высоко почитаемым местным агентом. Более того, он стремился стать венецианской версией Джеймса Кордера.

Бедняга!

Свернув с Большого канала в какой-то узкий водный переулок, а затем – еще в один, они наконец оказались возле Ка-Мунетти.

– Ах, Венеция! – оглядываясь по сторонам, протянул выбравшийся из каюты Джеймс. Зрелище было невеселым – дома и гондолы казались лишь темными силуэтами в серой дождливой мгле. – Отличное место, надо сказать. Для сырости.

Его слуга Седжуик пробормотал что-то в ответ. Это был невысокий паренек – настолько неприглядный, что люди старались не замечать его. И это было их первой ошибкой, а порой и последней.

– Что ты сказал, Седжуик? – переспросил Джеймс.

– Я сказал: «Как мне хочется оказаться в Англии», – отчетливее проговорил Седжуик.

– Кому бы не хотелось? – пожал плечами его хозяин. Конечно, в Англии еще холоднее, да и солнца там не больше, но это же Англия, в конце концов, а не очередная чертова страна, полная иностранцев.

Впрочем, Джеймс здесь не был полноценным иностранцем. Его мать состояла в родстве с доброй половиной известных итальянских семей, и ее предки были не менее знатны, чем предки его отца, лорда Уэствуда.

Однако Венеция – это не Италия.

Венеция – это… Венеция.

Гондола остановилась около водных ворот, и Джеймс посмотрел на дом на противоположной стороне канала. Ее дом.

А она – это Франческа Боннард, дочь бессовестного мошенника, покойного сэра Майкла Сондерса; бывшая жена так называемого столпа нравственности лорда Элфика, в настоящем – самая дорогая шлюха в Венеции.

Может, кто-то бы возразил, что последний титул нынче не был слишком большим достижением, каким был бы, скажем, три века назад. Ведь Венеция прославилась на весь свет в последние десятилетия. А эта Боннард имела репутацию самой дорогой потаскухи не только в Венеции, но, возможно, и во всей Италии и, очень возможно, на всем материке.

Вот только какими ветрами королеву куртизанок занесло в Венецию – вот в чем вопрос… Легендарный город обнищал, множество знатных семей покинуло его, а ручеек стремившихся сюда гостей совсем обмельчал.

Почему она не осталась в Париже, где три или четыре года назад достигла небывалой славы и где могла выбирать себе жертвы среди многочисленных представителей знати? Или почему она не в Вене? Или, на худой конец, не в Риме, не во Флоренции?

Рано или поздно он обязательно ответит на эти вопросы. Лучше бы как можно раньше. Потому что у него есть планы, которые она нарушила.

Джеймс забрал изумруды у Марты Фейзи и вернул их настоящему владельцу. В благодарность за то, что британское правительство оказало ему эту маленькую услугу, владелец подписал один очень важный договор. Джеймса он тоже наградил, причем весьма щедро.

Предполагалось, что это была последняя миссия Джеймса. Выполнив ее, он должен был уехать к себе домой на заслуженный отдых.

Не тут-то было.

Когда водные ворота распахнулись и гондола остановилась, Джеймс пожелал про себя, чтобы бывшая жена лорда Элфика отправилась прямиком в Аид – царство теней.

Джеймс ступил на выложенную мрамором прямоугольную площадку, которая вела на первый этаж. Стены вокруг были обшиты темными деревянными панелями. Здесь было холодно, пахнущий плесенью сырой воздух тут же заполнил его ноздри.

Следом за Дзеджо он поднялся на второй этаж и оказался в просторном центральном холле. Портик тянулся вдоль всего дома.

Это помещение явно было рассчитано на то, чтобы покорять своим видом. С центральной части потолка рядком свисали великолепные люстры, ряды внушительных канделябров, стоявших на столах, вытянулись вдоль стен – все из знаменитого муранского стекла. Должно быть, когда в них зажигали все свечи, картина была потрясающей, ведь золотистые отблески начинали плясать на лепнине, стенной резьбе, скульптурах, картинах.

– И все это на воде, – проворчал Седжуик, неодобрительно оглядываясь по сторонам. – Что это за люди, которым взбрело в голову построить город на сваях, вколоченных в болотистую почву? На островах?!

– Итальянцы… – пожал плечами Джеймс. – Понятно, почему они когда-то правили миром и почему Венеция когда-то царствовала на морях. Но тебе следует хотя бы отдать должное инженерному гению строителей.

– Я отдам им должное за прямой путь к малярии, – продолжал ворчать Седжуик. – И к тифу, – добавил он, помолчав.

– Но сейчас здесь нет эпидемии, – заверил их Дзеджо. Малярия приходит летом, а тиф – весной. Зато сейчас вполне здоровая пора.

– Ну да, сейчас тут болеют только воспалением легких, – съязвил Седжуик. – Отвратительными ангинами. Туберкулезом. Всевозможными легочными недугами.

– В этом весь мой Седжуик, – промолвил Джеймс. – Всегда видит вещи в ярком свете.

Дзеджо повел их по большому холлу в боковую часть дома, где были расположены предназначенные им комнаты. Там канал заканчивался.

– Вы еще увидите, – заверил он их, – что осенью и весной в Венеции куда приятнее, чем на материке. Именно поэтому все возвращаются сюда в День святого Мартина.

Все, кроме нее.

До этого она останавливалась в Мире, на летней вилле графа Маньи, ее парижского друга и, возможно, бывшего любовника. А может, и нынешнего – слухи ходили разные. Беда в том, что в конце августа, после целой серии переговоров с лордом Квентином, начальником Джеймса, она оставила Маньи на попечение местных красавиц и со всем своим багажом отправилась в Венецию. Квентину не удалось уговорить эту леди вернуть ему некоторые письма, которые она у себя прятала; не выполнили эту задачу и его агенты, прибегавшие к более примитивным методам. Поэтому его светлости оставалось только обратиться за помощью к Джеймсу, прежде чем его дорожные сундуки были погружены на плывущее в Англию судно – прочь от конспирации, убийц и жаждущих крови потаскух. Навстречу всему хорошему.

Когда он в последний раз говорил с нормальными, уважаемыми людьми с их земными тайнами? Когда последний раз проводил время в компании мужчин и женщин, которые не скрывали бы темные стороны своей жизни? Когда в последний раз смотрел в глаза невинной молодой женщины, которая не была бы его сестрой? Джеймс не мог дать ответа на эти вопросы.

Он стал осматриваться по сторонам.

Несмотря на то что и эта часть дома изобиловала шелком, бархатом и позолотой, здесь было куда уютнее, чем в портике. И тут можно было согреться, поскольку день выдался холодным, – кто-то предусмотрительно развел огонь в камине до их приезда.

И все же атмосфера в этом доме была неспокойной.

– Все старомодное и изношенное, – заявил Седжуик, обводя комнату критическим взглядом.

– Венеция походит на прекрасную куртизанку, которая… – Дзеджо нахмурился, подбирая нужные слова, – переживает непростые времена…

– Попала в трудное положение, – помог ему Джеймс.

– Попала в трудное положение, – повторил Дзеджо. Он вполголоса промурлыкал эту фразу несколько раз. – Поня-ятно… Вроде то же самое, да не совсем то.

Подойдя к окну, Джеймс взглянул на узкий канал. В освещенном окне дома напротив мелькнул женский силуэт. Спустя мгновение женская фигура появилась вновь и замерла в оконном проеме. Потоки дождя поглощали почти всю картину, к тому же он инстинктивно старался избегать света, да и роспись на стекле почти полностью скрывала его, но на всякий случай Джеймс отступил еще глубже в тень.

– Сегодня синьора дома, – сказал Дзеджо. Он подошел к окну. – Думаю, ее подруга тоже там. Да, это гондола синьорины Саббадин, как я и думал. Почти каждый день они вместе пьют чай. Они как сестры. Все ее друзья отправились в Венецию за мадам, потому что там, где ее нет, слишком скучно. Но мы здесь никогда не скучаем. Даже сейчас у нас есть опера, балет, мы можем смотреть пьесы. А вскоре после Рождества начинается карнавал.


Скачать книгу "Ваш скандальный нрав" - Лоретта Чейз бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
24книги » Любовные романы » Ваш скандальный нрав
Внимание